Альтмарк Лев, Израиль, г. Беер-Шева - Мои стихи - Стихи на конкурс по эмигрантским номинациям - Эмигрантская лира
Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Среда, 07.12.2016, 14:23
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [476]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 65

Главная » Стихи » Мои стихи

Альтмарк Лев, Израиль, г. Беер-Шева
[ ] 25.04.2016, 12:51

ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА — 2016. Конкурс поэтов-эмигрантов «Эмигрантский вектор»

 

Номинация «ТАМ» 

 

ПОЛЮСЫ

 

На Владимирском проспекте у Кузнечного базара

Билась женщина кликушей, как в седую старину.

Люди морщились брезгливо – только что спросить со старой?

Видно, бабка, не терялась, отдавая дань вину!

И ворчали, как старухи у подъездов на скамейках,

Что такие вот пропойцы нам позорят стольный град!

Для чего их только терпят – выселяли б поскорее,

Ведь напьются на копейку – на червонец голосят!..

А кликуша всё кричала, что продали мы Иисуса

И в награду джинсы носим – богомерзкие штаны,

Мол, обуяла гордыня поддающихся искусам.

Лишь над сирым и убогим издеваться мы сильны.

Стали мы самолюбивы, никого не уважаем,

И себя, наверно, тоже разучились уважать.

И про то, что мы несчастны, мы уже не замечаем,

А заметим – будет поздно руки горестно ломать…

За оградой неумолчно шелестит базарный улей,

И над шумом в сером небе тонко вьётся женский крик…

Входят люди и выходят. Только юноша сутулый

К толстой кованой решётке в изумлении приник.

Много слов уже он слышал, а такие вот ни разу.

Плачет женщина и стонет, и неясно почему…

Хоть не всё он понимает, но ребячьим чутким глазом

Видит то, что недоступно здесь сегодня никому.

Оба полюса у мира он сегодня обнаружил:

Полюс радости и полюс, о котором бы не знать…

Как бы ни сопротивлялись, но меж ними нашим душам

Непрестанно и бессонно предстоит всю жизнь летать.

Мы толкуем о покупках – дынях, яблоках и грушах,

Но однажды зло и властно мысль о вечном в нас войдёт -

То ли юношей мы станем, то ли старою кликушей,

И впервые наши брови вдруг морщинкой рассечёт…            

 

 

***

 

Меня однажды взяли в самолёт,

И парашют мне дали неуклюжий.

Инструктор толстый, выпятив живот,

Кричал, что здесь такой балласт не нужен.

А я и сам не знаю, как сумел

С тузом аэродромным сговориться –

Уж, больно ненасытно я хотел

Почувствовать себя однажды птицей!

Инструктор всё плевался и ворчал,

Мол, не надейся, братец, на везенье,

И всю с себя ответственность снимал,

Когда я расшибусь при приземленьи.

А я лишь улыбался и молчал,

Присев в углу и взор потупив скромно,

Ведь я сейчас отлично понимал,

Что вряд ли случай выпадет ещё мне…

И вот я прыгнул – смело и легко.

В полуоткрытый рот струя ворвалась,

А самолёт наш был уж далеко.

И до земли была такая малость.

Я разглядел и реки, и поля,

И даже видел, птицей пролетая,

Как дышит и волнуется земля

Огромным тёплым хлебным караваем.

Вот я сейчас спущусь на облака,

Коснусь их мягкой и молочной ваты,

И вниз протянутая мной рука

Далёкой церкви куполок ухватит.

Я видел птиц, летящих подо мной,

Их шеи, вытянутые в полёте…

Вдруг сверху голос чей-то неземной:

«Тяните стропы! В реку упадёте!»

Толстяк-инструктор, купола раскрыв,

Парил чуть сверху старой мудрой птицей,

Птенца впервые в небо проводив,

Который может каждый миг разбиться.

…У самой речки приземлился я,

Ещё не веря в то, что был я птицей.

Слегка покачивалась тёплая земля,

И улыбались отовсюду лица.

Я ж почему-то слёз сдержать не мог,

Отбросив стропы, брёл куда-то пьяно –

В гул камышей, в берёзовый лесок,

В непроходимый бурелом бурьяна.

А за спиною крик услышал я.

Ругал инструктор всех на белом свете

За парашют испачканный. И зря –

Ведь так он ничего и не заметил!

А я ещё парил, парил, парил

В бескрайнем небе, светлом и лучистом,

И на ладони всё ещё светил

Церквушки дальней куполок искристый…

 

 

Номинация «ЗДЕСЬ» 

 

ИЗРАИЛЬСКАЯ ЗИМА

 

Когда я летом прочитаю

Всё, что сегодня написал,

То непременно возжелаю,

Чтоб вновь меня сей хлад объял,

Дождь промочил бы мне ботинки

И влаги выплеснул ушат…

Ах, эти зимние картинки

В жару меня лишь рассмешат!

Мне так захочется по лужам

Прошлёпать в самый жуткий зной,

Испить в мороз такой на ужин

Рюмашку водочки с женой.

Как всё это придётся в кассу,

Пока яичница шкворчит!

А за окошком час за часом

Канализация журчит,

На волю вырвавшись с напором,

Как некогда рабочий класс,

Сметая дамбы и заборы,

Чтоб затопить несчастных нас…

Всё это, деточка, Израиль!

А вам – балдёж, верблюды, зной,

Святыни, пляжи, трали-вали –

Короче, просто рай земной. 

Таким Израиль не покажут

В проспектах и на ДиВиДи…

Но это всё исконно наше,

И, братец, большего не жди.

Мороз и солнце – день чудесный.

Дерьмо и слякоть – всё сюда…

Прекрасней не найти вам места

На этом свете, господа!

 

 

СОЛДАТСКАЯ «HEY JUDE»

 

Эх!

Мне бы голос, как у Пола,

Мне очки бы, как у Джона,

Нос… красивый, как у Ринго,

И гитару, как у Джорджа!

Я тогда тебе, подруга,

Спел бы… ну почти как битлы:

«Hey Jude, don't make it bad…»

 

Но, увы, я лишь солдатик,

И ношу я не гитару,

А тяжёлую винтовку

Под названьем «М-16».

И на битла не похож я,

Как бы ни маскировался…

«Hey Jude, don't make it bad…»

 

Познакомились с тобой мы

У автобуса в Димоне.

Ты такая же солдатка,

Что поделать – это жизнь…

Но когда ты мне сказала:

«Звать меня – не смейся! – Джуди»,

Я невольно рассмеялся:

«Hey Jude, don't make it bad…»

 

Только служишь ты на Юге,

Я – на северной границе.

И ещё успел пропеть я

Сиплым голосом своим

Перед тем, как сесть в автобус,

Чтоб ты помнила меня:

«Hey Jude, don't make it bad…»

 

Я вернусь теперь в Димону,

Разыщу тебя, подруга,

Только вот закончу службу

И винтовку сдам на склад.

Ты меня, конечно, вспомнишь

По моей любимой песне:

«Hey Jude, don't make it bad…»

 

Будет голос, как у Пола,

И очёчки, как у Джона,

Нос – ну, нос-то, как у Ринго,

И гитара за плечом.

Мы присядем на скамейке,

Отхлебнём за встречу пива

И споём с солдаткой Джуди:

«Hey Jude, don't make it bad

Take a sad song and make it better...»

 

 

Номинация «ЭМИГРАНТСКИЙ ВЕКТОР» 

 

ИНТЕРНЕТ-ПОБЕДИТЕЛЬ

 

В белокаменной столице

Я уже давненько не был.

Что сегодня там за лица?

И какие звёзды в небе?

Что за люди там гуляют

По проспектам и музеям?

Как сегодня принимают

Иностранцев-ротозеев?

Стерегут ли хулиганы

По подъездам их вечерним?

Ну, а если гость по пьяни

Сам заедет в челюсть первым,

Как менты его приветят?

Каковы их гонорары?

И какое время светит

Гостю париться на нарах?

…Нет, в столицу не хочу я.

Что я – глупый или рыжий?

Лучше я перетоскую

По нью-йоркам и парижам.

Только ведь и там не любят

Наше буйное застолье.

Хоть и штраф поменьше будет,

Но позору там поболе.

Правда, копы там культурней,

Но по сути те же суки –

Укатают мигом в дурку,

Не выламывая руки.

А потом и сам не знаешь,

Кто ты, что ты и откуда.

И на волю уползаешь

С плачем: «Дяденька, не буду!..»

Нет, такое мне не светит,

Лучше дома я лениво,

Покопаюсь в интернете,

Запивая водку пивом.

И какого-нибудь дядю,

Рассуждавшего о жизни,

Обзову мудилой в чате

Так, что он от злости скиснет…

Туристические страсти

Мне изрядно надоели.

Я другой, домашней масти.

И давно не ставлю цели

Стать известным, словно Путин,

И красивым, как Обама…

Я такой, как все, по сути –

Своенравный и упрямый.

Что мне нужно? В интернете

Всё найду я, кроме пива.

Ну а что ещё поэту

Нужно, чтобы быть счастливым?

Потому меня не тянет

Тусоваться по столицам,

В новомодных ресторанах

Созерцать чужие лица.

 Ждут меня компьютер, кресло,

Пиво с рыбкой, бутерброды…

Здесь моё сегодня место.

Только здесь я значу что-то…

 

 

СТИХИ ИЗ БОЛЬНИЧНОЙ КОЙКИ

 

Моя убогая личина,

Уже не годная влюбляться,

Пытается найти причину

На этом свете задержаться.

 

Книг непрочитанная стопка

Глядит печально и серьёзно,

Как та игривая красотка,

Что раньше смог бы, да уж поздно…

 

Ну да, ещё любовь к отчизне,

В которой я рождён когда-то,

Что мне сказала: «Ну-ка, сбрызни

В свои исконные пенаты!»

 

Я взял и сбрызнул. И не надо

Лить нынче слёзы крокодильи,

Когда мне заступ и лопата

Отрубят скоро клюв и крылья.

 

Да я и так уж не пернатый,

А как червяк членистоногий,

Ползу тихонечко куда-то,

Чуть приволакивая ногу.

 

Дышу с одышкой и сверкаю

Уже очками, а не глазом,

Но в писсуары попадаю

Пока что, извините, сразу.

 

Все смертны. Но когда я буду

Окутан райским фимиамом,

Я напишу письмо оттуда

И с ангелочком передам вам…

Категория: Мои стихи | Добавил: emlira
Просмотров: 190 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2016 Хостинг от uCoz