Викторова Марина, Эстония, г. Таллин - Мои стихи - Стихи на конкурс по эмигрантским номинациям - Эмигрантская лира
Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Среда, 07.12.2016, 16:25
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [476]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 65

Главная » Стихи » Мои стихи

Викторова Марина, Эстония, г. Таллин
[ ] 14.05.2016, 19:22

ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА — 2016. Конкурс поэтов-переводчиков "Свеча толмача"

 

Руперт Чоунер Брук

 

Rupert Chawner Brooke (1887 —  1915) — английский поэт, известный своими идеалистическими военными сонетами, написанными в период Первой мировой войны. Учился в королевском колледже в Кембридже, где стал членом интеллектуального общества «Кембриджские апостолы» и принял участие в основании театрального «Общества Марло». В 1915 году вошёл в состав Средиземноморских экспедиционных сил, чтобы принять участие в Дарданелльской операции, однако в феврале заразился сепсисом и  в возрасте 26-и лет умер на французском плавучем госпитале недалеко от острова Скирос, на котором и похоронен.

 

The Dead

(английский язык, источник: https://dailypoetry.me/rupert-brooke/dead/)

 

These hearts were woven of human joys and cares, 

Washed marvellously with sorrow, swift to mirth.         

The years had given them kindness. Dawn was theirs,

And sunset, and the colours of the earth.

These had seen movement, and heard music; known

Slumber and waking; loved; gone proudly friended;

Felt the quick stir of wonder; sat alone;

Touched flowers and furs and cheeks. All this is ended.

 

There are waters blown by changing winds to laughter          

And lit by the rich skies, all day. And after,

Frost, with a gesture, stays the waves that dance

And wandering loveliness. He leaves a white

Unbroken glory, a gathered radiance,

A width, a shining peace, under the night.

 

Мёртвые

 

Сердца их сотканы из счастья и заботы, 

Омыты горем и отзывчивы на смех.

Их  годы жизни превратили в доброхотов,          

Все краски мира подарив и зори все.

Они познали дружбу, музыку, везенье,

Покой ночей, мятежность дней, любви венец,

Грусть одиночества, и трепет изумленья

В касаньях роз, мехов и щёк... И вдруг  —  конец. 

 

Гонимы вихрями схлестнутся в хохот воды, 

Искрясь в свечении божественной природы,

Мороз чуть позже заколдует пляску волн

В красе блуждающей, но он покинет белый

Непокорённого сияния престол,

Укутав тьмой земли светящееся тело.

 

 

Уи́льям Шекспи́р

 

William Shakespeare, (1564 - 1616) —  величайший английский писатель, один из лучших драматургов мира. Дошедшие до нас работы, включая некоторые, возможно, написанные совместно с другими авторами, состоят из 38 пьес, 154 сонетов, 4 поэм и 3 эпитафий. Пьесы Шекспира переведены на все основные языки и ставятся чаще, чем произведения других драматургов.

 

TO BE OR NOT TO BE 

(английский язык, источник: https://en.wikipedia.org/wiki/To_be,_or_not_to_be)

 

To be, or not to be, I there's the point,

To Die, to sleep, is that all? Aye all:

No, to sleep, to dream, aye marry there it goes,

For in that dream of death, when we awake,

And borne before an everlasting Judge,

From whence no passenger ever returned,

The undiscovered country, at whose sight

The happy smile, and the accursed damn'd.

But for this, the joyful hope of this,

Who'd bear the scorns and flattery of the world,

Scorned by the right rich, the rich cursed of the poor?

The widow being oppressed, the orphan wrong'd,

The taste of hunger, or a tyrants reign,

And thousand more calamities besides,

To grunt and sweat under this weary life,

 When that he may his full Quietus make,

With a bare bodkin, who would this endure,

But for a hope of something after death?

Which puzzles the brain, and doth confound the sense,

 Which makes us rather bear those evils we have,

Than fly to others that we know not of.

Aye that, O this conscience makes cowards of us all,

Lady in thy orizons, be all my sins remembered.

 

(first Quarto edition, 1603)

 

Так быть или не быть…

 

Так быть или не быть? Ей-ей, задача!

Почить навеки, спать и всё?.. И всё?!

Нет, если спать, то  сны смотреть. Тем паче,

Что вслед за пробужденьем, в смертном сне

На Вечный Суд доставлен будет каждый —

Туда, откуда ни один из нас

Ещё не возвратился ниоднажды —

В неведомую нам пока страну,

При встрече улыбнувшись ей бесстрашно

Иль помянув с досадой сатану.

Но кто б терпел и лесть, и козни мира,

Где испокон с презреньем правит знать,

Что проклята навеки всяким сирым,

Всего лишь за посул так умирать?!

Несчастья беззащитных, вдовья доля,

Вкус голода, тиранов произвол —

Кто б, стиснув зубы и собрав всю волю,

Потел-стонал под гнётом стольких зол?

Да, всяк бы счёлся с бренной круговертью

Простым ударом острого клинка,

Когда б нe вера в Нечто после смерти.

Она, не выводя из тупика,

Миря со злом и смешивая чувства,

Не отпуская в неизвестность, ввысь,

Ей-ей, нас превращает в жалких трусов.

О, леди, о грехах моих молись...

 

 

Э́лла Уи́лер Уи́лкокс

 

Ella Wheeler Wilcox  (1850 -1919) — американская поэтесса. В её наиболее фундаментальной работе «The Way Of The World» прозвучала известная английская пословица «Смейся — и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве» (англ. «Laugh, and the world laughs with you; / Weep, and you weep alone»).

 

Delilah

 

(английский язык, источник: http://arfadavida.com/index.php?option=com_content&view=article&id=379&Itemid=376)

 

In the midnight of darkness and terror,

When I would grope nearer to God,

With my back to a record of error

And the highway of sin I have trod,

There come to me shapes I would banish —

The shapes of the deeds I have done;

And I pray and I plead till they vanish —

All vanish and leave me, save one.

 

That one, with a smile like the splendor

Of the sun in the middle-day skies —

That one, with a spell that is tender —

That one with a dream in her eyes —

Cometh close, in her rare Southern beauty,

Her languor, her indolent grace;

And my soul turns its back on its duty,

To live in the light of her face.

 

She touches my cheek, and I quiver —

I tremble with exquisite pains;

She sighs — like an overcharged river

My blood rushes on through my veins;

She smiles — and in mad-tiger fashion,

As a she-tiger fondles her own,

I clasp her with fierceness and passion,

And kiss her with shudder and groan.

 

Once more, in our love's sweet beginning,

 I put away God and the World;

Once more, in the joys of our sinnings,

Are the hopes of eternity hurled.

There is nothing my soul lacks or misses

As I clasp the dream-shape to my breast;

In the passion and pain of her kisses

Life blooms to its richest and best.

 

O ghost of dead sin unrelenting,

Go back to the dust, and the sod!

Too dear and too sweet for repenting,

Ye stand between me and my God.

If I, by the Throne, should behold you,

Smiling up with those eyes loved so well,

Close, close in my arms I would fold you,

And drop with you down to sweet Hell!

 

Далила

 

B тьме и страхе полночных видений

Тщусь стать ближе к тому, что есть Бог,    

С полным перечнем всех заблуждений

Всех грехами мощённых дорог.                

Я гоню пришлых призраков ночи,   

Миражи мной содеянных дел,

Умоляю, чтобы сгинули прочь все,

Но один сохранить бы хотел,         

 

Образ той, что с улыбкой, как роскошь   

Солнца в небе в полуденный час,                  

Той, чью нежность забыть невозможно,

Той, одной, что с желаньем в очах               

Льнёт.., в ком редкая прелесть  южанки,      

 Леность грации,  сладость истом...                              

Отречётся от долга душа, и   

Оживает в сиянии том.       

 

Чуть коснётся щеки — всё трепещет,      

Сладкой болью пронзает насквозь,            

 Лишь вздохнёт она — бурно заплещет      

В венах кровь, и  — пошло, понеслось…    

Улыбнётся, с повадкой тигрицы,          

Кошкой дикой лаская себя — 

Брошусь к ней, обниму в  жажде слиться      

И целую, исполнен огня.

 

И опять,  в сладком сне наважденья            

Бог забыт и земля — из-под ног,               

И опять, в ласках грехопаденья  —                  

В вожделенную вечность бросок.             

Там есть всё, что душа пожелает,      

Там мечту прижимаю к груди,                            

В страсти ласк её  жизнь расцветает —          

Мир богаче, светлей впереди.                        

 

Сгинь же призрак греха вожделенный!               

Возвратись снова в тлен, стань травой!         

Слишком сладок ты для сожаленья,       

Между мною и Богом не стой!

Но коль Свыше мне дали б прозренье   

Встретить вновь столь любимый мной взгляд,

Крепче б обнял тебя, без сомненья,               

И упал бы с тобой в сладкий Ад.

 

Категория: Мои стихи | Добавил: emlira
Просмотров: 117 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2016 Хостинг от uCoz