Чёрный Георг, Великобритания - Мои стихи - Стихи на конкурс по номинации "Неоставленная Россия" - Эмигрантская лира
Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Среда, 07.12.2016, 14:28
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [236]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 65

Главная » Стихи » Мои стихи

Чёрный Георг, Великобритания

Конкурс поэтов-неэмигрантов

 

НОМИНАЦИЯ   «НЕОСТАВЛЕННАЯ СТРАНА»

 

Путешествие из СПб в Москву

Слетают с рябины – с последним листком –
Скелетики солнечных дней.
Перрон с протянувшимся рельсохвостом –
Акулой – улёгся на дне,
Глотая – людей, голубей, поезда,
Вдыхая в толпу креозот...
От Камер-Коллежского вала, с застав,
Задумчиво вечер плывёт.

Холодная осень – (а может, весна) –
Здесь часто почти не понять.
И лента железной дороги... – видна
Из космоса, в городе Ять.
А в городе Аз – в ранних сумерках я
Вхожу в освещённый вагон,
И поезд – (рассыльный культуры вранья) –
Привычно рисует разгон.

И ты, мой попутчик, открыв ноутбук
И книгу зачем-то достав,
Пытаешься скерцо сыграть (но не вслух)
И музыку ветра – с листа.
Стравинский и Глинка, Прокофьев и Глюк
Вплетаются в ритмы колёс...
Гуно, Берлиоз, Дебюсси... Перестук:
Сбылось?.. – Не-сбылось?.. – Не-сбылось?..

Кто ждёт тебя в городе Ять или
N.?
– (А впрочем, на что оно мне!) –
И демон коварный – злой дух перемен –
Нам кажет свой профиль в окне.
Ещё не стемнело, а значит, видны
Черты отвратительных вех
В развитии гордой, чудесной страны,
Где счастлив и юн человек.

Но, друг мой, беда – в том, что это не ты,
И вряд ли им станешь, – (как я.)
Ведь к солнцу идя от заветной черты,
Измерив полётом копья
Свой остров, туземцы не в силах постичь:
Иметь неимущий Восток –
Их собственный выбор, а значит, спасти
Не смогут – ни царь, ни Даждьбог.

А музыка ветра и звуки колёс
Несутся – к тебе и ко мне.
И поезд рисует извечный вопрос,
Катясь по бескрайней стране...
Россию умом нам с тобой не объять,
Поскольку безумия дух
В ней светел, и тих, и пугающ, и свят –
Как промыслы вещих старух.

Навстречу плывёт – (а не всё ли равно?) –
Квадратными милями грязь...
Сквозь мутное, в ржавых потёках, окно
Ты смотришь, уже не таясь,
В небес прохудившееся решето –
И мрачно считаешь столбы...

Я русский бы выучил только за ТО. –
И тут же – мгновенно – забыл.

 

 

Вера в возрождение Новой России

Иисусу многого не надо:
Сын есть Сын, – а не Отец, не мать.
Под его покойным тихим взглядом
муха не научится летать.
Требований к ней не предъявляя,
да и к тем, кто пялится в окно,
вместе с нами едет на трамвае. –
Иисусу это всё равно.

Птицы одесную и ошую
возвещают. Звезды пали ниц.
Иисусу радостно машу я,
позабыв про дюжину яиц
в сумке. Что мне яйца?! Сам Мессия,
оберег от скверны и стыда,
на трамвае едет по России,
источая мир и благодать.

Тормоза поют ему осанну,
лыбится вожатый-идиот.
Благость! Даже Аннушка сметану
в оный час на рельсы не прольёт.
Живы и здоровы берлиозы –
михаилы, гекторы, – когда
проезжает, не меняя позы,
мимо Патриаршего пруда
Иисус в трамвайной колеснице.
Дух сошёл, апостолы трубят.
Ить, пошто учёному учиться,
если есть – явление Тебя?

Для чего летающему – небо?
Праведные веруют в Твою
силу – править человецев – в невод.
Ангелы волнуются в раю.
Ликованье веточек зелёных.
Пьяных и старушек толкотня...

Иисус с трамвайного талона
с упованьем смотрит на меня.

 

 

Смотрящему в лес

 

Родина...

Как мало сердцу надо,

чтоб подпрыгнуть. Краткое словцо –

и уже летят за плоскость взгляда:

улица, знакомое лицо...

Стой, царевич, для чего всё это?

С кем тут жить? И с чем тут воевать?

Глобус – тоже чья-нибудь планета,

проститутка – тоже чья-то мать.

 

Сердцу мило, – да, но в то же время

невозможно встрять, не растеряв

общечеловеческое – с теми,

кто присвоил кодекс правд и прав.

Вот и мой тамбовский брат не хочет

жрать объедки с рабского стола:

сытость не смогла мой дух упрочить

и найти себя не помогла.

 

Постигай пути Гипербореи,

где блажат, торопятся и пьют;

год за три живут, за пять – стареют,

отпевая молодость свою...

Видишь, как всегда, в сухом остатке

уши от убитого осла.

Если воля – значит, беспорядки;

если корни – значит, корни зла.

 

Грязевые росчерки проталин

на сыром, подтаявшем снегу...

Отпускай назад меня, хозяин, –

я тебе ничем не помогу.

Здесь сады цветут не только в мае,

и не только в августе жнивьё...

Родину приезжие не знают.

 

Вы

             ещё

                           узнаете

                                               её.

 

Категория: Мои стихи | Добавил: emlira (17.04.2010)
Просмотров: 868 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2016 Хостинг от uCoz