Бальмина Рита (США) - Мои стихи - Стихи на конкурс по эмигрантским номинациям - Эмигрантская лира
Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Воскресенье, 04.12.2016, 20:27
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [476]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 65

Главная » Стихи » Мои стихи

Бальмина Рита (США)
[ ] 05.05.2009, 10:20
 
Номинация

«Стихи о родном крае, о Родине, о географических, исторических и культурно-языковых корнях»

 

 КАМЕННЫЕ ВЕКИ

 

...Мы жили-были в некотором царстве,
где в тридевятый, тридесятый раз
нас превращали чары о коварстве
в чудную массу радостных гримас.
От маскарада красных площадей
краснела голубая кровь небес,
кричал "да здравствует" Иван-балбес,
усатый сухорукий чародей
вселялся в каждого, как мелкий бес,
и мавзолей ломился от вождей.
Кантатой о великом человеке
по деснам кровоточила весна,
навек смыкая каменные веки
за проржавевшим занавесом сна.

Эстетика усталого металла
поизносилась в непосильных сварах 
и на похоронах своих плясала
с маразмом поседевших мемуаров.
Тяжелый рок цинизма грохотал
по звонким крышкам цинковых гробов
вчерашних школьников,  но камень лбов,

не разменял себя на капитал,
купели, где  крестил евреев Мень...
Над веком каменным созрел ячмень.

...Мы жили-были в проходном дворе

глухой провинции у синя моря,
где в детстве я боялась априори
кариатид, застывших у дверей
во двор... Одесский тесноватый двор:
трусов и маек мокрый вернисаж
и заскорузлый расписной забор
разнообразят красками пейзаж,
и пахнет морем на коленках йод,
а на лопатках загорает лето,
и папа из кармана достает
бесформенно размякшую конфету...
Гуляют голуби по жести крыш,
а кот ученый и плешив, и рыж...
И сумрачно глядели в зман атид*
глазницы впалые кариатид,
не видя дворика и в нем соседей наших,
которым сквозь чужбины сладкий дым
мой детский страх рукой недвижно машет,
моргая веком каменным своим.

 

 

ПРИМОРСКИЙ БУЛЬВАР

 

Устно, письменно, мысленно или посредством астральной связи...
Городские куранты над Пушкиным громко и гулко,
голубая струя - голубям на чугунной вазе:
не иду по бульвару, а припоминаю прогулку.
На скамейке старушки о чем-то беззубо смеются,
из колясок младенцы, а им еще плакать и плакать,
и потрескалось ветками тверди молочное блюдце,
и по капле, по капле туман превращается в слякоть.
У Потемкинской лестницы - парочки: место свиданий,
только Дюк одинок. Вы от зависти позеленели,
господин Ришелье, или вязкая сырость апреля?..
Может вместе, под ручку,
 
вдоль этих закрученных зданий,
мимо голых платанов, ручных голубей,
 
а над нами куранты?
(Жаль, народ из аллей разбежался, шалея.)
Вам давно надоел одинокий удел эмигранта? -
Так пожалуйтесь! Может быть, Вас пожалеют?
Устно, письменно, мысленно или посредством жеста.
А, всего вероятней, - вернут и поставят на место.
   


Номинация

«Стихи о стране нынешнего проживания»

 

МЕГАПОЛИС

 

Мегаполис, продрогший до мозга костей
И промокший до синевы.
Я попала сюда, как в хмельную постель
К чужаку с которым на «вы».
Мегаполис туннелей и эстакад,
Над Гудзоном дающих крен,
По мостам и трассам сползает в ад
Под воинственный вой сирен.
Мегаполис: Эмпайр попирает твердь,
Припаркованный к облакам,
На Бродвее рекламная круговерть —
Мельтешат мультяшки «дот кам»,
Но армады высотных жилых стволов
Неустанно целятся в высь.
Пожирай журнальных акул улов
Да избытком быта давись.
Провались в андерграунд густых пустот,
В андерграунд с приставкой «арт»
Грызуном над грудами нечистот
Под змеиным клубленьем карт.
Поздний брак по расчету с тобой — постыл,
Но вопящую душу заклеил скотч,
И на сотни миль твой враждебный тыл...
В мегаполис  по-лисьи  вползает ночь.

 

НЬЮ-ЙОРК

 

Это просто Нью-Йорк и ноябрьская стылость,
Это просто полтинник уже "на носу",
И небесная твердь прорвалась, опустилась
На плечо, на котором ребёнка несу.

Он устал и уснул, озорной почемука,
Я от стужи его прикрываю рукой.
И не крест, но крестец и крестцовая мука,
Мой последний шедевр, невербальный такой.

Что писать? и зачем? После Вертера - ветер,
После Бродского вброд сквозь бурлящий Бродвей.
Озаряется вспышками Верхний Манхэттен,
Подколёсной водой обдаёт до бровей.

Это просто Нью-Йорк, ноября декорации...
Как бы мокрым зонтом от борея отбиться и
На прокрустову лажу второй эмиграции
Положить усечённые ею амбиции?

 


Номинация

«Стихи об эмиграции, ностальгии и оторванности от языково-культурных корней»

 

УЛИЦА АЛЛЕНБИ

 

Я знаю на улице Алленби каждую шлюху в лицо.
Я шумного нищего пьяницу возле большой синагоги
Опять обойду. Обойду и менял-наглецов:
Те "куклой" с прохожих взимают налоги.
Я знаю: на улице Алленби можно купить сигарет
В любое ночное и даже военное время.
Ее тротуар субтропическим зноем прогрет
И свалкой отбросов, готовой родиться, беремен.
Я знаю: метут этот мусор поганой метлой
Филолог с Фонтанки, играющий рифмами тонко,
И черный, лохматый, клыкастый, но вовсе не злой,
Потомок вождя людоедского племени в Конго.
Над их головами, нагая, лечу на метле
На грязную, черную, чертову эту работу:
Ведь я состою судомойкой при адском котле,
В котором свиные котлеты готовлю в субботу.
Так мне ли бояться пришествий и страшных судов?
Кто "куклу" судьбы разменял без судебных издержек,
На улице Алленби грязных, чужих городов
Метлу свою крепко руками гудящими держит.
Целуй мне ладони мозолистых рук, дорогой,
Они огрубели, шершавой коростой покрыты.
На улице Алленби сделалась бабой-ягой
Среди мастеров безработных твоя Маргарита

 

 

ЯФФО

Июль и улей шук hа-Пишпишим**

Мы на крючке арабской вязи Яффо
По вязкому асфальту зашуршим -
Шершавой ржавой жиже. Жар шарав
a***

Лоб выплавляет потом на зрачки,
Вобравшие орущий торг толкучий:
Когда вонючи мусорные кучи,
Нос не спасут защитные очки.
Старик-старьевщик в куфие рябой,
Нас безуспешно зазывая в лавку,
За рукава потащит за собой
К захламленному черт те чем прилавку.
Ускорим шаг, чтобы в тени ограды
Кривой аркады оказаться - в гуще
Из винограда, киви, авокадо,
Еще зеленых, но уже гниющих,
Где жабры торжища дрожат жарищей,
Гортанна речь, лужёных глоток вопли.
Мы здесь не просто так, мы прозы ищем,
И праздности, и астраханской воблы.
Но рыбный ряд - кальмары и креветки,
Миноги и моллюски, раки, крабы,
И запах тины, гнилостный и едкий.
В парах гашиша торгаши-арабы,
Гривасты, угрожающе игривы
И агрессивны до возни крысиной.
Но ветра неожиданным порывом
Ломается хребет хамсина,
В лицо швырнув отбросы, шелуху,
Обрывки фраз, газет, картонной тары.
Ты отрываешься, витаешь наверху,
Взмываешь и летишь над Яффо старым,
Возносишься все выше и паришь -
Ты, с кем в обнимку сквозь обман шагала,
А под тобой невидимый Париж
И старый Витебск, видевший Шагала.

_________________________________
* зман атид – будущее время (иврит)

** шук hа-Пишпишим – Блошиный рынок (иврит)

*** шарав – сухой ветер из пустыни (иврит)

 

 

 

 

Категория: Мои стихи | Добавил: emlira
Просмотров: 609 | Загрузок: 0 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 4.3/3
Всего комментариев: 7
7  
Рита, поздравляю! Рада за вас.

3  
Рита, рада! Поздравляю ! Надеюсь, увидеть вас в финале.

4  
Cпасибо!

2  
Ваши стихи мне интересны. Написаны со знанием дела. Спасибо и удачи.

6  
И Вам удачи!

1  
Из "Неофициальной поэзии", что справа на страничке, опять вернулся сюда. Новый автор. Новый автор! Новый автор на Эмигрантской лире!!!

5  
Спасибо!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2016 Хостинг от uCoz