Ицкович Галина, США, г. Нью-Йорк - Мои стихи - Стихи на конкурс по эмигрантским номинациям - Эмигрантская лира
Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Вторник, 06.12.2016, 02:47
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [476]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 65

Главная » Стихи » Мои стихи

Ицкович Галина, США, г. Нью-Йорк
[ ] 13.04.2014, 15:04

Конкурс поэтов-переводчиков 

Номинация «СВЕЧА ТОЛМАЧА»

Сильвия Платт (Sylvia Plath), 27 октября 1932 — 11 февраля 1963 — американский поэт, писательница, считающаяся одной из основательниц жанра «исповедальной поэзии» в англоязычной литературе. Сильвия Платт родилась в Бостоне. Она была американкой в первом поколении (отец, немец по происхождению, эмигрировал в США в 1929 году). Поэзия ее, при всей философской и психологической глубине, наполнена живыми приметами времени и места. Переехав  в конце 1959 годa в  Англию, она населила свои стихи реалиями личной драмы и пейзажами Лондона и Дартмура, причудливо наложившимися на пейзаж ее психики. Сильвия Платт покончила с собой в Лондоне в возрасте 30 лет.


Sylvia Plath

 

CANDLES

 

They are the last romantics, these candles: 
Upside-down hearts of light tipping wax fingers, 
And the fingers, taken in by their own haloes, 
Grown milky, almost clear, like the bodies of saints. 
It is touching, the way they'll ignore 

A whole family of prominent objects 
Simply to plumb the deeps of an eye 
In its hollow of shadows, its fringe of reeds, 
And the owner past thirty, no beauty at all. 
Daylight would be more judicious, 

Giving everybody a fair hearing. 
They should have gone out with the balloon flights and the stereopticon.
This is no time for the private point of view.
When I light them, my nostrils prickle.
Their pale, tentative yellows

Drag up false, Edwardian sentiments,
And I remember my maternal grandmother from Vienna.
As a schoolgirl she gave roses to Franz Josef.
The burghers sweated and wept. The children wore white.
And my grandfather moped in the Tyrol,

Imagining himself a headwaiter in America,
Floating in a high-church hush
Among ice buckets, frosty napkins.
These little globes of light are sweet as pears.
Kindly with invalids and mawkish women,

They mollify the bald moon.
Nun-souled, they burn heavenward and never marry.
The eyes of the child I nurse are scarcely open.
In twenty years I shall be retrograde
As these drafty ephemerids.

I watch their spilt tears cloud and dull to pearls.
How shall I tell anything at all
To this infant still in a birth-drowse?
Tonight, like a shawl, the mild light enfolds her,
The shadows stoop over the guests at a christening. 

10-17-1960

 

(Перевод с английского)

СВЕЧИ

 

В свечах живет последний романтизм:
Сердечки перевернутые света, воск
С пальцев каплет. Их ореол прозрачен,
Таким молочным светом мерцают тела святых.
Как трогательна их небеспристрастность!

Они обходят важные предметы,
Чтобы заполнить лощины глазниц
Под тростником хозяйкиных ресниц,
Хоть ей за тридцать, и собой нехороша.
Свет дневной построже судит,

Воздавая по заслугам каждому.
Пришельцы из эпохи монгольфьеров и волшебных фонарей,
Они должны б исчезнуть. Когда их зажигают,
Они щекочут ноздри мне.
Их желтизна и дрожь,

Эдвардианских сентиментов фальшь
Напоминают мне мою бабушку из Вены: 
Школьницей, букет она вручала Францу Иосифу.
Рыдали бюргеры, потея. На детях - белый цвет.
Мой дед тогда еще хандрил в Тироле,

Мечтая о карьере метр'д'отеля в Америке:
В тиши благоговейной -
Шампанское во льду, салфетки...
Нет слаще этих груш-комочков света.
Небес они касаются, как руки

Монашек непорочных.
Угомонят калеку, женщину, луну.
Глаза младенца моего полуоткрыты.
Лет через двадцать стану старомодной,
Как эти, в сквозняке, эфемериды.

Их слезы застывают жемчугами.
Должна ли я все это объяснять 
Mладенцу, в полусне после рожденья?
Дитя, словно шалью, обернутo светом,
Склоняются тени, как гости на крещенье.

 

 

SHEEP IN FOG 

 

The hills step off into whiteness.
People or stars
Regard me sadly, I disappoint them.

The train leaves a line of breath.
O slow
Horse the colour of rust,

Hooves, dolorous bells -
All morning the
Morning has been blackening,

A flower left out.
My bones hold a stillness, the far
Fields melt my heart.

They threaten
To let me through to a heaven
Starless and fatherless, a dark water.

2 December 1962 - 28 January 1963

 

(Перевод с английского)

ОВЦЫ В ТУМАНЕ

 

Холмы в белизну нисходят,
Люди ли, звезды
Грустят, разочарованы во мне.

За поездом тянется выдох.
О лошадь
Ржавого цвета, копыта,

Скорбные колокола -
Все утро 
Чернеет утро, как вянущий

Цветок.  В костях
Моих - покой, расплавляют сердце
Далекие поля.

Они грозят
Меня пропустить в небеса
Без отца и без звезд, в темные воды. 

 

 

NIGHT SHIFT

 

It was not a heart, beating. 
That muted boom, that clangor 
Far off, not blood in the ears 
Drumming up any fever 

To impose on the evening. 
The noise came from outside: 
A metal detonating 
Native, evidently, to 

These stilled suburbs: nobody 
Startled at it, though the sound 
Shook the ground with its pounding. 
It took a root at my coming 

Till the thudding source, exposed, 
Confounded inept guesswork: 
Framed in windows of Main Street's 
Silver factory, immense 

Hammers hoisted, wheels turning, 
Stalled, let fall their vertical 

Tonnage of metal and wood; 
Stunned in marrow. Men in white 

Undershirts circled, tending 
Without stop those greased machines, 
Tending, without stop, the blunt 
Indefatigable fact. 

1957

 

(Перевод с английского)

 НОЧНАЯ СМЕНА

 

Это - не сердца биенье;
Этот удар заглушенный -
Не раскаты дальнего громa;
Не кровь в ушах нагнетает жар,

Омрачая вечерний ужин.
Эти звуки - снаружи:
Детонирующий металл,
Уроженец, видимо, этого

Стихшего пригорода.
Здесь никто не испуган
Сотрясающим землю звуком.
Он рос при моем приближеньи,

Пока громыхавший источник
Не опрокинул беспомощность предположений:
На Мэйн-Стрит в рамке окон-
Фабрика серебряных изделий.

Молотки вздымались, колеса вертелись,
Тормозили, позволив упасть вертикально
Тоннам металла и дерева,
До костей пробирали. Неустанно в такт

Мужчины в майках кружили,
Обслуживая смазанные машины,
Обслуживая неустанно суровый
Безостановочный факт.

 

–––––––––––––––––––––––––––––––––
Из книги "Избранные стихи" (под редакцией Т. Хьюза)
Sylvia Plath. The Collected Poems. New York: Harper Perennial, HarperCollins Publishers, 1981.

Категория: Мои стихи | Добавил: emlira
Просмотров: 395 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2016 Хостинг от uCoz