Иной, Израиль - Мои стихи - Стихи на конкурс по эмигрантским номинациям - Эмигрантская лира
Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Воскресенье, 04.12.2016, 10:14
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [476]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 65

Главная » Стихи » Мои стихи

Иной, Израиль
[ ] 24.04.2011, 17:35

Конкурс поэтов-эмигрантов

Номинация «Стихи о родном крае, об историко-географических и культурно-языковых корнях»

 

Хрипастый

                                                      Что за дом притих, погружён во мрак

                                                                    на семи лихих, продувных ветрах…

                                                      В. Высоцкий

Вот он, старый дом на семи ветрах,
где навек царём - затаённый страх,
а царевной нам –  скука пьяная,
а молебнами - речь обманная!
          И откуда же этот Хрипастый возник,
          он заклятья убрал, ворота отворил,
          хриплый вихрь ненастный, как ястреба крик,
          образа посрывал, развалил алтари!
Он нам пел про то, не волы, мол, мы,
будто не скотом были мы немым,
будто кони в пляс у цыган в степи,
будто есть и в нас света россыпи!
           Он ревел нам в надрыв, наотмашь, не щадил,
           наизнанку нам душу, до дна докопал!
           Всё в ней разворошив, всё в ней разбередил,
           как котят, мордой в лужу свою же совал!
На дворе не те времена теперь,
каждый сам себе  как бы вольный зверь,
для себя паши, иль пасись, срастись,
или пей, пляши - прямо к пропасти!
            Только как всё самим – позабыто у нас,
            мы привыкли кормиться за стойлом, из рук,
            почему же, Хрипастый, ты скрылся из глаз,
            как посмел ты пропасть вдруг, гляди, что вокруг!
А вокруг нас вновь полумрак и смрад,
распахнуть окно не дают никак,
всё не мрут они, те покойники,
свищут соловьи, все разбойники!
            Не обидел Господь нас землёй, тем, что в ней,
            нам бы жить-поживать, и другим бы давать,
            но опять - всё не так! всё не как у людей,
            только кузькину мать нам бы всем показать!

Спой там ангелу-охранителю,
так, чтоб за душу небожителя
зацепить, достать, как ты нас достал,
чтобы осознал,  чтоб не отказал!
             Как ворвёшься к нам в дверь, мы - за грудки врачей,
             как беда твоя зла, как стара на Руси!
             Не упустим теперь, только пой и не пей,
             станешь снова задирист, строптив и красив!
Вновь гитаре - друг, и рванёт струна,
разорвётся круг, и замрёт страна...
Голос яростный и застуженный
Где ж, Хрипастый, ты... Как ты нужен нам...

 

Суд идёт!

 

Вновь авария в Доме -
там, в озоне, - дыра!
и в сезонных проломах
полыхает жара

И пока в душном смраде
срок ещё не истёк,
истекает джихадом
саблезубый Восток

Мы же – Дом лишь бы выжил!
мы ж - с собою в раздор!
и чем ниже мы лижем,
тем кровавей террор

 

Как из снов неприкаянных,
не продраться - всё зря,
в безысходстве стреляя в них,
мы стреляем в себя

Суд над нами всё ближе,
и в предверии тьмы
в пропасть падает биржа,
где все акции – мы!

И за верность безверию,
за бездушный Содом,
и за высокомерие -
выселяет нас Дом.

Мы умрём не под знаменем,
нас и СПИД обошёл,
и в крови вместо пламени
только холестерол

И на тризне - незваные.
Что ж, гуляй! И не трусь!
Так, от нефти вдрызг пьяная,
пляшет матушка Русь.

Номинация «Стихи о стране нынешнего проживания»

 

В дорожной пробке

 

Гром и скрежет спозаранку, бодрый мусорный парад,
я сегодня - будто с пьянки - пульс в затылке бьёт в набат!
Вой сирен визгливо-страстный, фара встречная слепит,
я сейчас - взрывоопасный, я сегодня - как с цепи!
          Всё. Застряли. Глухо. Стали. Кулаками – по рулю.
          Я же, люди, - не из стали, я ж кого-нибудь убью.
          Так всегда, - как из загранки, словно в мир зеркал кривых,
          всё здесь - будто наизнанку, всё - не так, как у других!
У других – размах и дали, ширь, раздолье и простор!
у других – всего навалом -  диких рек, заросших гор,
у других – мираж равнинный,-  не пройдёшь, не обойдёшь!
А у нас? - Клочок пустыни, да и тот идёт под нож
          А у нас – клочок пустыни, хвостик с кляксой посреди,
          и клочок тот и поныне рвут за хвостик на клочки!
          А у нас – песок горючий,  камни, чахлость, пыль столбом!
          У других… – снежок скрипучий, зябнут ивы над прудом...
У других – душой примёрз ты к лёгкой дымке над рекой…
к алой зорьке, а с берёзкой - прямо как с чужой женой...
У других гроза вдруг грянет меж черёмух и рябин…
А у нас? – Парная баня, либо же - сухой хамсин!
          А у нас – хамсин безбрежный, ярость жара, месть небес!
          Вырасти
  берёзку прежде, после обниматься лезь!
          Землю привези вначале, удобряй, полив настрой…

          У других же – нет печали, вымахнет сама собой
У других - земля - отчизна, с молоком, с горшка, в крови,
мать, быть может и капризная, кормит соками земли,
у других ты - сын в законе!  на груди и под крылом!

А у нас? – ну как ребёнок, ты ж ей - вроде бы отцом
          А у нас – в тревогах странных - ограждать, остерегать
          от окрестных хулиганов, и одну не оставлять,
          а у нас - больная тема - как сберечь, не дать сожрать!
          У других же - нет проблемы, мол, на кой мы…, что с нас взять…
У других – с мечтой, с душою, - щедрость, лихость, жизнь – игра!
Секс, как минимум, - с княжною, падать - разве что с коня,
у других – всем сердцем настежь, всё бери! - коли найдёшь,
А у нас? – он будет счастлив, если выторгует грош!
          А у нас – бедняге худо, ох, обидно одному,
          коли худо брату, другу чуть поменьше, чем ему,
          а у нас – к другим подастся,  - поглядеть, почём у них?
          У других – штаны продаст он -  с другом выпить - у других...
А у других? – Всё чинно, стройно - Ах, май дарлинг! О, ма шер!
и общаются пристойно, и достойно – Фак ю, сэр!
У других – всё честь по чести - звон бокалов, блеск речей...
А у нас? - галдёж совместный, кто крикливей, тот умней!
         А у нас - галдёж совместный, кто кого перехрипит..
         Всё, мы едем наконец-то… - Куда прёшь, козёл, бандит!
         А у нас ведь - грубияны… - Ты что, спишь там, идиот?
         У других, в нормальных странах, всё у них наоборот
У других... Э-э, да что вы мне рассказываете, разве можно сравнивать…

 

 

Судный день в Телль-Авиве

 

Голову к небу задрав настороженно,
город - в осаде у грозной ночи,
ветер прилёг на асфальте дорожном,
вечер тревожно молчит

Стадо машин дремлет в стойлах, в изгнании,
из синагог рвётся пламенный вздор
слова последнего, зная заранее -
неумолим Приговор

Вниз, на толпу, в изумленьи раскрытый,
пышно сияя, как бронзовый таз,
кровью залитый и в грозах подбитый,
лунный уставился глаз

Все здесь на улицах, друг другу близкие,
ночь судьбоносна, а им наплевать,-
кто уже вычеркнут, кто ещё в Списках?
Этого лучше не знать

Музыка в отпуске, день очищает
мир от ненужного шума вещей,
небо, раскрытое настежь, внимает
лишь голосам людей
   

Бродим под гневной Луною осеннею,
осознавая, небрежно шутя,
смысл неведенья и примирения
с тем, что больше тебя.

 

Номинация «Стихи об эмиграции, ностальгии и оторванности от родных корней»

 

В начале

 

Как чудно всё, как ново, я млею, я дурею,
и как всего здесь много, - продуктов и проблем,
но много, слишком много здесь - солнца и евреев!
и ужас, как нестрого насчёт запретных тем

Трудно, ох как трудно нам сызнова рождаться,
ломаясь, не сломившись,  себя переломать,
от сновидений утром трудно отрываться
и перед днём нависшим, вцепившись, устоять

Странно, очень странно, как тешась и блефуя,
я променял вслепую, как девку на жену,

огромную, так нужную мне Родину чужую

на крошечную, чуждую, и всё ж таки, - свою

Жарко, очень жарко, я плавлюсь, испаряюсь я,
жалко, так не во-время  всё обратилось в пыль,
там вовремя не думал я,  тут во-время не маялся,
там во-время не умер я, тут во-время не жил

Сложно, всё так сложно, не злюсь, не протестую,
давно ты для закалки  нам дал урок один, -
мой Господи, мой Боже, тебе здесь салютуют
идущие на свалку поколения пустынь!

Поздно, очень поздно, жду дочку, аж зверею я,
я как бы весь в занозах, с ума схожу совсем!
Cложно, ох как сложно здесь с солнцем и евреями!
И ужас, как безбожно насчёт запретных тем…

 

 

Новенькая

 

Не вспоминает, ни сил, ни желаний,
не вспоминает, - чего уже там, -
то мягко-болотное, тихо-суётное сопритирание,
в сладостной рвоте - взаимостирание,
самозабвенное и непременное
очковтирание.

Да, говорит мне, - за всё мы в ответе,
но так и не вспомнила яростный ветер,
в мёрзлом рассвете,
ветер бездомности, ветер изгнания,
вздыбивший гору карточных домиков,
переломавший
  до основания
крепости стройные скромных желаний,
и забросавший
  всем в назидание 
клочья разорванных надвое жизней,
слипшихся судеб, в скудости книжной,
в почву горючую
нужной и чуждой новой отчизны,
в души прохладные, благополучные,
мягко-безжизненные…

Услады сезона,
лучших сортов!
В избытке гормоны
у местных скотов.

Под вой одиночества
в койке скрипучей,
игрушка пророчества
жутко живучего

В горле приглушенный
шёпот замёрз,
душка-подушка,
сушка для слёз

Никто не в накладе,
не мил и не люб,
зубы в помаде
от закушенных губ

Задорная стрижка,
взгляд - западня,
сердце - ледышка,
улыбка – броня

Каблучков кастаньеты,
вот она, - я!
 
чудо диеты, -
новенькая…


Категория: Мои стихи | Добавил: emlira
Просмотров: 409 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2016 Хостинг от uCoz