Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Среда, 18.10.2017, 05:31
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [505]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 66

Главная » Стихи » Мои стихи

Кофман Григорий, Германия, г. Берлин
[ ] 18.04.2017, 19:27

ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА-2017. Конкурс поэтов-эмигрантов «Эмигрантский вектор»

 

Номинация «Там»

 

* * *

 

Жили-были в городе

Много нас.

Голоса на проводе -

Много глас...

 

В телефонной будочке

За две коп.

Получи минуточку

Счастья чтоб.

 

Вот стоит столовая,

Серый пол.

Повара, как олово -

Одинаков пол.

 

Вот стоит Серёга-пьянь,

Жёлтый глаз.

Душу, говорит, воспрянь -

Будешь есьм аз!

 

На скамейке девица

Незнакомая.

Ни мычит, ни телится...

Очи - полынья!

 

Мы махнём в Карелию

По весне.

А друзья не верили,

Что я с ней!

 

Я закину удище

В Озеро, в Залив...

Впрочем, это в будущем -

"Кооператив" –

 

вовин, валин, жорин –

бедами просмолен

балтикой просолен

от ушей до пят.

смольному покорен

тихо похоронен -

олин, светин, сонин,

ленин град.

 

4-е марта

 

04.03.2012 В.В. Путин был вновь избран президентом Российской Федерации

 

Когда бывает в феврале

такое небо, как в апреле,

в нежданно-гаданном тепле,

в недельной давности метели,

следах, невидимых почти,

стыдливо прячущейся где-то

зимы – ловушки и крючки

на медленной дороге к лету.

 

Когда взлетают к облакам

невесть откуда взявшись птахи –

укор, неверующим нам, -

а это просто наши страхи,

что вот она, её оскал,

прикрытый белой прядкой вьюжной,

и прищур ледяной сковал

надежду, ставшую ненужной.

 

Но дым струится к облакам,

восходит кольцами над чащей,

как будто курит великан,

между холмами возлежащий.

Картина красками полна:

не акварель, - акрил да масло, -

новорождённая весна.

Не верилось – а вот напрасно!!!

 

Та, на кувшинковом листе,

пытаясь ветками прикрыться,

а ветки в той же наготе,

да розовый пушок на рыльцах

у детских почек на заре…

 

Тогда и выложится карта:

проклятый день в календаре,

помеченный четвёртым марта.

 

Студёный день, а дальше тьма.

И тьма, что день, а он – проклятый.

Когда идёт на нас Чума

и льстится жатвою богатой.

 

Черна, бесснежна – сколько их,

ростков повымерзнет отважных.

Страна присядет на троих.

А встанет ли?

Одна?

Однажды...

 

 

Номинация «Здесь»

 

* * *

 

Странный пылающий город Берлин –

Жарко, во-первых: за 20 в апреле,

Все что-то строят руками румын,

Турок – за гриль, безработный – в постели.

 

Фанов футбольих – что месячных течь,

Нрав инфантильный, детский.

Сербохорват совершенствует речь

Чехов-словак.

Немецкий.

 

Русский в постели, в машине, в бюро

В нежное тело компьютера пальцем

Тыкает, тешится, грязный урод –

Он программист, не тревожьте страдальца.

 

Дети арабские – не Талибан,

Так зажигают на мотосипедах! -

Прочие дети сидят по домам,

То есть, не политкорректно к соседу.

 

Наци на юго-востоке орут,

Запад – приют автонома.

То ли: зиг хайль, то ли: Гитлер капут! –

Все они, стало быть, дома.

 

Поиск вести начинаешь с утра

Некоей формы протеста...

Мне бы гора или даже нора –

просто укромное место.

 

В гугловой карте расплылся, как блин,

Кляксой без впадин и горок. –

Очень поверхностный город Берлин,

Странный пылающий город.

 

Русский театр в Германии

 

Поспели вишни в саду у дяди Вани.

У трёх сестёр подрос участок леса.

Нашёл Платонов истину в стакане.

Рогожин застрелил в бою черкеса.

 

Иван Ильич, оправившись от хвори,

В дому Облонских всех довёл до драки,

В то время как его мальчонка Боря

На огороде тырил пастернаки.

 

Иван Денисыч, декабрист-легенда,

Затеяв бизнес дачами в Сибире,

Сдавал семье раскольников в аренду

Две койки в своей питерской квартире.

 

Андрэ Болконский сгинул подо Ржевом.

Поручик Ржевский канул под Ростовом.

Настасия Филипповна Ростова

Имела Ганю справа, Пьера слева.

 

Актёр Счастливцев, встретив как-то Лизу

(за ней приданого – корзина да картонка...)

На Дерибасовской устроил антрепризу,

В которой Вронский маленьким ребёнком

Стучал по рельсу палочкой. – Антракт!

 

...За годом год. Фигуры вперемежку:

Лошадки, офицеры, дамы, пешки.

Одесса-Петушки. Последний акт.

 

 

Номинация «Эмигрантский вектор»

 

40 строк

 

Веслом раскачивая воду,

водой раскачивая берег,

решив сравнить свою свободу

с ее эквивалентом волн,

я не открыл больших Америк,

морскую щупая природу -

стихия не простит истерик -

в ней каждый вал натужный вол.

 

Она как пастбище едина:

сродни загривки буеракам -

здесь есть края, есть середина,

есть жиже, есть и гуще корм...

Среди волов морских и яков

я будто ослик Насреддина.

Промеж копытных есть однако

и солидарность и закон.

 

Но до поры... Как по сигналу

примерно рога иль сирены

тревогу мутную подняло,

как по команде - на дыбы!

Из пастей рвется пар и пена,

волам копытом рыть пристало -

такая видишь перемена

воловьей взбыченной судьбы.

 

Быки несутся, их загривки

сияют благородным потом,

оплевки, ругани обрывки,

бычачьих бешеных слюней -

как будто вброшена наживка,

и все разыграно по нотам -

так молоко сбивают в сливки,

чтобы погуще, пожирней.

 

Они едины в бычьей буче,

но сколь же жалки в этой гонке -

их кто-то хлещет, кто-то дрючит

крюками, не жалея спин;

Не виден пикадор могучий...

Мой ослик думает в сторонке:

моя Свобода будет круче,

они ведь стадо. Я ж один.

 

* * *

 

Какая осень, мать, какая осень.

Какой туман, какая затхлость в мире.

Нагое дерево - без паспорта в ОВИРе,

Ведь лист - он безответен и бесспросен

- Ах жизнь моя, ты, как ночной троллейбус,

Тот самый, что вполне собой доволен,

Примерившись к кольцу московских штолен,

Вползла улиткой в окуджавский ребус.

- Так обращал ко мне, простолюдину,

Под соточку один московский интель

Свой ветхий спич, в котором красной нитью

Преемственности тема проходила.

Там что-то про советскую культуру,

Про вогнутое зеркало пространства,

В котором было радостно стараться

Всем нам, совком ловившим синекуру.

Мне было весело, и я смеялся громко,

Нещадную не удержав икоту -

Мне вспомнилась и черная суббота,

И кафедра начальной оборонки,

И собственные речи пустомели,

Напыщенность высказываний книжных,

Загадочность поступков многих ближних -

Осталась будто родинки на теле.

Мне вся земля – что скатерть-самобранка,

Но верно, что куда б ни завело,

Отечество мне Красная полянка,

А родинка мне Ясное село!

Категория: Мои стихи | Добавил: emlira
Просмотров: 188 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 3.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2017 Хостинг от uCoz