Скляднев Леонид, Израиль, г. Беэр-Шева - Мои стихи - Стихи на конкурс по эмигрантским номинациям - Эмигрантская лира
Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Вторник, 06.12.2016, 02:50
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [476]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 65

Главная » Стихи » Мои стихи

Скляднев Леонид, Израиль, г. Беэр-Шева
[ ] 16.04.2014, 17:16

Конкурс поэтов-эмигрантов

 

Номинация "ТАМ"

 

Москва

 

С добрым ангелом на атасе,

Дабы злобный рок не накрыл,

Под щадящею сенью крыл

Глохчем так, что помилуй, Спасе.

 

В этот смутный вечерний час

Между честным ментом и вором

Лепит снег, и черней, чем ворон,

Небо – черный провал начал,

 

Пережженных в золу закатом.

Время теплится, как свеча,

В этот темный России час

Между катом и депутатом.

 

И бескрайня Столица-Ночь,

Всевзыскующа, как облава.

Долгорукой своей забавой

Позабавиться-то не прочь.

 

Вот и в этом провале лет,

Может, нас она заказала

И забыла? Спасенья нет?

Оборвется неровный след

Между улицей и вокзалом

 

В чертовне московских дорог,

В перестроенном царстве беса.

И всему подведет итог

Росчерк черного «мерседеса».

 

Чур, нас нынче. Помилуй, Спасе.

Нынче – рифм, как в прошлом, порыв,

Хлебом-солью да водкой красен

Стол, который нам друг накрыл

Под щадящею сенью крыл,

С добрым ангелом на атасе.

 

 

Памяти друга

 

Хождение туда, неведомо, куда.

Искание того, чего – и сам не знаю.

Мерцает в небесах Полярная звезда.

И океан – во льдах. И нет конца и края

Неверной хляби тундр и гнету нищеты,

И рок-подлец зажал желанную награду.

И ты застыл, чуть жив, у роковой черты

– За болевой предел зашкаливает градус.

А красный град Руси, великая Москва,

Стояла и стоит, лишь злату и доступна,

И счету не ведет снесенным головам.

Не веря ни слезам, ни смеху, ни словам,

За веком век толчет она, как воду в ступе.

Ей все по фонарю – завей веревкой горе.

И вертухай рулит все тем же Лукоморьем.

Чредой из хладных вод встает конвойный полк,

Обходит рубежи, чеканя шаг по лужам.

Закован в цепи кот. На киче серый волк

С царевною вдвоем сидят и горько тужат.

Высокому Кремлю откаты шлет Кащей.

Былинный богатырь Кащея, блин, крышует.

Коль с бабками – добро, а коли нет – взашей.

Такой вот, блин, расклад по ихнему феньшую.

А что он нам, Кащей, бессмертный паралитик?

Уж голова гудит от диссидентских критик.

Нам по России плач порядком надоел.

Скорей с разгону в жизнь, и вот она – пожива.

И русский в голове гуляет беспредел.

И в жилах бродит кровь армянского разлива.

Не нам ли разум дал стальные руки-крылья!

Не мы ли рождены, чтоб сказку сделать былью!

Казалось, наконец, по жизни – в полный рост.

Да темный путь земной стежком неровным вышит.

Намедни – пир горой, а днесь, увы, – погост.

Казалось, жить и жить. И… невозможно выжить.

И как преодолеть проклятый тот редут –

Зиянье пустоты, ничем не заполнимой.

И мы живем, живем, той памятью томимы,

И памятью хотим заполнить пустоту.

Но нам недолго ждать – кончается наш век.

Мы сделаемся все в твою обитель вхожи.

Мы родились – в Москве и умерли – в Москве,

Зане мы на себя на прежних не похожи.

 

 

Номинация "ЗДЕСЬ"

 

Здесь (Беэр-Шева)

 

Авраамовых троп бред.

Приглядишься: здесь все – знак.

Вот влечется отцу вслед

Тихий агнец его, Ицхак.

 

Вот отец преступает грань

Отчей боли и страха дрожь…

Но простертая верой Длань

Отведет занесенный нож.

 

Все здесь – знак. И в века пролом

Здесь зияет – огни горят.

Это мой предпоследний дом –

Праотца Авраама град.

 

Навсегда – и вчера и днесь –

Теням вечности ворожить.

Я живу и живу здесь,

Будто негде мне больше жить.

 

Здесь в пустыне – пространств вой,

И Преданье полно чудес.

И пожар иудейских войн

Полыхает по край небес.

 

Тяжело задышит хамсин,

Мутным жаром затянет даль.

На рассвете уйдет сын,

Вороненую нежа сталь.

 

Вот, теперь преступай грань

Отчей боли и страха дрожь

Да молись, чтоб Его длань

Отвела занесенный нож.

 

А в пустыне – пространств вой,

Махпела*, Авраамов гроб,

Тени вечности, пламя войн –

Вещий бред патриарших троп.

___________________________

*Пещера МахпелА в Хевроне, где похоронены праотцы Авраам, Исаак и Иаков и их жены Сара, Рахель и Лея.

     

 

* * *

 

Сухая осень выдохнет хамсин

И в амфоры добавит алой влаги.

Сгустит в лазури Понта шторма синь.

А в сердце дрогнувшем разбавит яд отваги.

 

И смерчи пыль горячую взметут,

И глянет с выраженьем мертвым мима

Сквозь желтую пустыню пустоту

Лицо войны, увы, неотвратимой.

 

Сирены в вое жалобном зайдутся.

Средь неба замутненной красоты,

Как облака, по ветру расплывутся

Атак ракетных зыбкие хвосты.

 

Но будет жить привычная к прологам

Пророчеств и сирен, не пряча взгляд,

Святая и безбожная Земля,

Хранимая на ней распятым Богом.

 

 

Номинация "ЭМИГРАНТСКИЙ ВЕКТОР"

 

* * *

 

Вот, опять возвращаюсь к тебе

Из несчастных колумбовых странствий.

В равнодушно-прохладном пространстве –

Птичьи крики. Накликают бед,

 

Улетая в чужие края

Прочь от Родины заиндевелой,

Неприкаянные, как я.

Но не в птицах, конечно же, дело.

 

И не в том, что весною теплей

Будет ветер и небо отверсто...

 

Лживой лести смертельный елей,

Будто клятва неверной невесты,

В безмятежное сердце войдет –

А оно в простоте ему внемлет –

И названьем чужим назовет

Мной открытые чудные земли.

 

Зависть-ненависть, проводы-сводни...

Эй, забудем об этом сегодня.

 

Парус туг, как натянутый лук,

Бел, как пламя моих упований.

Из непреодолимых разлук

Я сегодня к тебе приплываю.

 

Ветер, небо и крыл колдовство

Прочь от Родины заиндевелой.

Но не в птицах, конечно же, дело.

 

Рождество, Рождество, Рождество!

В нем – споткнувшийся Времени бег,

Оный Сын на Кресте одолеет.

В нем – тяжелая сладость елея

И канадский неласковый снег –

Чтобы было больней и белее.

 

 

На посещение Самары

 

Когда талан мне на майдан*

Пошлет судьба рукою царской,

Тогда меня, ей-ей, братан,

Тогда лихой аэроплан

Меня примчит к Луке Самарской.

Как сердце застучит моё!

Я здесь, как ни крути, а дома.

Здесь все знакомо – ё-моё! –

Мне здесь до боли все знакомо.

Бессонным людом полон зал.

Бред пограничной процедуры.

Таможни жадные глаза

И гордо-наглые – ментуры.

Я – иностранец, посему

Для них для всех недосягаем.

Меня им не мочить ногами.

А, сам не знаю, почему

Смятенье к месту пригвоздит,

Рыдание возьмет за горло.

Но добродушно ржет: «Не бзди!»

Преображенный в зону город.

Открыто, без слюны слащавой

Каляк он держит: «Ты – жиган.

Мы отменяем «по рогам»**,

Тебя мы все за все прощаем.

Ты наш, ты русский до конца,

Хоть и живешь средь иудеев,

Мы от тебя, пацан, балдеем.

Балдеем от тебя, пацан!

Гуди, братан, гуляй-пляши,

Кусок на кон тебе бросаю.»

Ноябрьский ветер по мусалу

Наотмашь хлещет от души.

Измордовал – и был таков,

В лесах безлистых рыщет волком.

Над Волгой – дым от шашлыков

Кавказских. Над великой Волгой –

Церквей потемкинских кресты,

А за фасадами – разруха.

Россия, Родина-маруха,

От красоты ли, простоты

Любовью странной любишь ты.

Твоя охота – как неволя.

Люблю тебя. Чего же боле –

Ночной тоски, душевной боли,

Или сердечной пустоты?

___________________________

* талан на майдан (жарг.) – приветствие игроков перед карточной игрой, пожелание удачи.

**  по рогам (дать по рогам) – старое зэковское выражение, означающее поражение в правах, запрещение жить в центральных городах.

 

Категория: Мои стихи | Добавил: emlira
Просмотров: 390 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2016 Хостинг от uCoz