Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Пятница, 19.07.2019, 04:32
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [569]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 71

Главная » Стихи » Мои стихи

Бабкина Мария, Россия, г. Санкт-Петербург
[ ] 07.05.2019, 16:20

ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА-2019. Конкурс поэтов-переводчиков «Свеча толмача»

 

ПЕРЕВОДИМЫЙ ПОЭТ:

 

Георг Гейм (Georg Heym). Родился в Хиршберге (Германия) в 1887 в семье чиновника. Учился на юридическом факультете. При жизни выпустил единственный сборник «Вечный день» (1911). Погиб в Берлине в 1912, провалившись под лед. Стал знаменит как поэт, предсказавший собственную смерть. Вместе с Г. Траклем является ключевой фигурой раннего немецкого экспрессионизма.

 

Georg Heym. Der Hunger (язык оригинала – немецкий)

 

Er fuhr in einen Hund, dem groß er sperrt

das rote Maul. Die blaue Zunge wirft

sich lang heraus. Er wälzt im Staub. Er schlürft

verwelktes Gras, das er dem Sand entzerrt.

 

Sein leerer Schlund ist wie ein großes Tor,

drin Feuer sickert, langsam, tropfenweis,

das ihm den Bauch verbrennt. Dann wäscht mit Eis

ihm eine Hand das heiße Speiserohr.

 

Er wankt durch Dampf. Die Sonne ist ein Fleck,

ein rotes Ofentor. Ein grüner Halbmond führt

vor seinen Augen Tänze. Er ist weg.

 

Ein schwarzes Loch gähnt, draus die Kälte stiert.

Er fällt hinab, und fühlt noch, wie der Schreck

mit Eisenfäusten seine Gurgel schnürt.

 

Оригинал стихотворения:https://www.zgedichte.de/gedichte/georg-heym/der-hunger.html

 

Georg Heym. Голод (перевод на русский язык Марии Бабкиной)

 

Он ехал в псе, и пес им был влеком.

Из пасти красной голубой язык

выбрасывал, катался по грязи,

жевал траву, скрипевшую песком.

 

Пустая пасть огромнее ворот,

огнем сочась, желудок жгла, пока

не промывала некая рука

водой со льдом горячий пищевод.

 

Бредет сквозь пар и видит каждый раз

за солнцем красным прозелень луны.

Потом открылась черная дыра.

 

Ее объятья были холодны.

Он падает, и, как стальной таран,

бьет в горло ужас — ужас глубины.

 

 

Georg Heym. Der Blinde (язык оригинала – немецкий)

 

Man setzt ihn hinter einen Gartenzaun.

Da stört er nicht mit seinen Quälerein.

''Sich dir den Himmel an!'' Er ist allein.

Und seine Augen fangen an zu schaun.

 

Die toten Augen. ''O, wo ist er wie

ist den der Himmel? Und wo ist sein Blau?

O Blau, was bist du? Stets nur weich und rauh

fühlt meine Hand, doch eine Farbe nie.

 

Nie Purpurrot der Meere. Nie das Gold

des Mittags auf den Feldern, nie den Schein

der Flamme, nie den Glanz im edlen Stein,

nie langes Haar, das durch die Kämme rollt.

 

Niemals die Sterne. Wälder nie, nie Lenz

und seine Rosen. Stets durch Grabesnacht

und rote Dunkelheit werd ich gebracht

in grauenvollem Fasten und Karenz''.

 

Sein bleicher Kopf steigt wie ein Lilienschaft

aus magrem Hals. Auf seinem dürren Schlund

rollt wie ein Ball des Adamsapfels Rund.

Die Augen quellen aus der engen Haft,

 

ein Paar von weißen Knöpfen. Denn der Strahl

des weißen Mittags schreckt die Toten nicht.

Der Himmel taucht in das erloschene Licht

und spiegelt in dem bleiernen Opal.

 

Оригинал стихотворения:

https://www.zgedichte.de/gedichte/georg-heym/der-blinde.html

 

Georg Heym. Слепой (перевод на русский язык Марии Бабкиной)

 

Сидеть ему за изгородью впредь,

чтоб мукою своей не портил сад.

«Смотри себе на небо!» - говорят.

Его глаза пытаются смотреть.

 

Глаза, две белых пуговки, мертвы.

«Что значит небо? Где ты, небо, есть?

Где синий твой? Я знаю мягкость, жесть,

но не понять мне смысла синевы.

 

Ни пурпура морского, роз весной,

полуденного золота полей,

ни блеска граней в горном хрустале,

ни локонов сквозь гребень расписной.

 

Ни разу звезд. О, как она пуста -

багрово-гробовая эта ночь,

которую мне надо превозмочь,

как время ожиданья и поста».

 

Растет из тощей шеи голова.

Как лилий куст, копна волос седых.

Мячом по горлу катится кадык.

Из тесных глаз сочится синева.

 

В них острый луч полуденный попал.

Но что с того идущим в мир иной.

Небесной отраженной глубиной

затягивает мертвенный опал.

 

 

ПЕРЕВОДИМЫЙ ПОЭТ:

 

Георг Тракль (Georg Trakl). Родился в Зальцбурге (Австрия) 1887 в семье торговца скобяными товарами. Изучал фармакологию, работал аптекарем. При жизни выпустил единственный сборник «Стихи» (1913). В 1914 был призван в армию в чине лейтенанта медицинской службы и тогда же умер в лазарете, предположительно, покончив с собой.

 

Georg Trakl. Vorstadt im Föhn (язык оригинала – немецкий)

 

Am Abend liegt die Stätte öd und braun,

die Luft von gräulichem Gestank durchzogen.

Das Donnern eines Zugs vom Brückenbogen

und Spatzen flattern über Busch und Zaun.

 

Geduckte Hütten, Pfade wirr verstreut,

in Gärten Durcheinander und Bewegung,

bisweilen schwillt Geheul aus dumpfer Regung,

in einer Kinderschar fliegt rot ein Kleid.

 

Am Kehricht pfeift verliebt ein Rattenchor.

In Körben tragen Frauen Eingeweide,

ein ekelhafter Zug voll Schmutz und Räude,

kommen sie aus der Dämmerung hervor.

 

Und ein Kanal speit plötzlich feistes Blut

vom Schlachthaus in den stillen Fluß hinunter.

Die Föhne färben karge Stauden bunter

und langsam kriecht die Röte durch die Flut.

 

Ein Flüstern, das in trübem Schlaf ertrinkt.

Gebilde gaukeln auf aus Wassergräben,

vielleicht Erinnerung an ein früheres Leben,

die mit den warmen Winden steigt und sinkt.

 

Aus Wolken tauchen schimmernde Alleen,

erfüllt von schönen Wägen, kühnen Reitern.

Dann sieht man auch ein Schiff auf Klippen scheitern

und manchmal rosenfarbene Moscheen.

 

Оригинал стихотворения:

https://www.zgedichte.de/gedichte/georg-trakl/vorstadt-im-foehn.html

 

Георг Тракль. Предместье (перевод на русский язык Марии Бабкиной)

 

В предместье, как его ни назови,

горячий воздух пропитался смрадом,

гром поезда доверился аркадам,

по зарослям шныряют воробьи.

 

Сутулость хижин, путаница троп,

садов неразбериха и тревога —

все это к Богу вопиет немного,

а Бог сейчас немного мизантроп.

 

На мусорке пищит крысиный хор,

сюда несут корзинки с требухою,

и череда золовки за снохою

напоминает чем-то крестный ход.

 

От скотобойни выхаркнет вода

вниз по теченью жирный сгусток крови.

За души убиенные коровьи

кусты ракит краснеют от стыда.

 

Когда же смысл задремлет между строк,

строенья закачаются в каналах,

возможно, что и прошлой жизни навык

потянется на ощупь, как вьюнок.

 

Отважным путешественникам тут

коварство скал на первое предложат,

руины на второе растревожат,

мечети перл к десерту подадут.

Категория: Мои стихи | Добавил: emlira
Просмотров: 44 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2019 Хостинг от uCoz