Эмигрантская лира
Международный поэтический конкурс
Пятница, 19.07.2019, 03:30
 
 
"Мы волна России, вышедшей из берегов..."
Владимир Набоков, "Юбилей"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Мои стихи [569]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените мой сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 71

Главная » Стихи » Мои стихи

Шокол Юлия, Австрия, г. Вена
[ ] 04.05.2019, 10:26

ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА-2019. Конкурс поэтов-эмигрантов «Эмигрантский вектор»

 

Номинация «Там»

 

сон кувшинки, снящийся моне

 

1.

как разучиться взгляду,

вымолчаться до речи?

терпкого винограда

смуглые зреют плечи

так далеко, что рядом

даже коснуться нечем -

горьким своим,

огромным,

бесчеловечным.

 

что за словами длится,

не оставляя следа?

если на наших лицах

плещется слепок света,

словно вода в копытце -

так тяжело и слепо...

 

выпей до дна, мой братец,

видится после смерти -

жизнь прошла незаметно,

жизнь была

не за этим.

 

2.

кувшинку на воде зовут моне,

качается под музыку извне

огромного невидимого сада.

ей света нет -

и большего не надо.

 

кувшинка превращается в кувшин,

шипящий выдох, проверяй жи-ши,

дыши и виноград неси в ладонях -

он стал вином,

он сам себя не помнит.

 

но помню я, и голос невесом,

и жизнь течёт под веками, как сон,

под каменными плотными веками -

течёт-течёт,

себя перетекает.

 

и человек - качание и свет,

и воздух в лепестках, которых нет,

и - сущего простой однофамилец,

и сон кувшинки,

что моне приснилась.

 

(из цикла «зверотравы») * * *

 

если будет война (я осталась на -й-

перед бездной звучащего -на)

по губам молочая пойми прочитай

чья замолчанная вина

 

если длится война

виноградный побег

самым первым ложится в снег

 

одуванчик взлетает не чуя ног

безголовый мученик

лёгок пух

санитар-подорожник помочь не смог

потому что лишился обеих рук

 

то есть листьев конечно

мой хвойный друг

лишь зелёная кровь вокруг

 

мне бы вровень с этой живой травой

и над мертвой тише воды стоять

оттого что молчание не равно

нежеланию

вспоминать

 

и у мяты память ещё свежа

и крапивы язык - острие ножа

и дрожащий лист поглощает свет

выдыхает смерть

 

 

Номинация «Здесь»

 

Hieronymus

 

была ли здесь волглая темнота

была ли здесь иволга

налита

по горлышко узкое долгим о

где смерть вынимала моё нутро

 

чтоб пальцами в алое

чтоб не разлей вода

мне ливень летел как яблоко мимо рта

всем телом текучим выталкивая на свет

всё то чему в мире названий нет

 

и кто-то стоял по жабры в тугой тоске

огромной ракушкой на песке

неслышимым ухом где звуки горят внутри

где жизнь моя иволга

ивовой же кости

 

и вот по весне выплывает протяжный звук

из плоти шершавой

из мерзлых рук -

не птица но древо пернатое до корней

живее всех мертвых

румянее и белей

 

и нет никакого зеркала

из пустот

о чем-то своём бормочет безумный рот

и добрый босх склоняется надо мной

и пишет свет

до его разделения с темнотой

 

гомериада

 

проиграли в холодно-горячо,

и мороз нас намертво перечёл,

словно список кора...

но где же твоя кора,

древесина, раздетая до нутра?

 

шпалы-рельсы... сколько себе не вейся,

это тело воды, о братья мои ахейцы-

короеды,

ковчег нам и до утра не съесть,

потому что гомеру явилась благая весть.

 

так из штаммов вывели мандельштама:

золотистая спинка

и воздуха на прощанье

вороватый профиль мелькнёт - и все,

у судьбы гомерическое лицо.

 

так елене елеем мазать ладони клёна,

так и мне выкликивать поимённо

к изголовью тех, кому - ни имён уже, ни голов,

а товарищ гомер отвечает «всегда готов»,

 

потому что троя, как одеколон, троится,

потому что зренье - слепая ночная птица -

накрывает мир, что покорно лежит распят

от груди до самых ахиллесовых пят.

 

 

Номинация «Эмигрантский вектор»

 

чертовсполох

 

и ни души вокруг -

лишь заполошно

кричит моя душа чертополошья

и потому не слышно ни черта -

мой муравьиный брайль здесь

нечитаем

 

забрасываю невод в невозможность -

вытаскиваю нежность нежить нож но

мой проходящий - непереходим

и дым отечества не сладок -

несладим

 

и чем мертвеет и живёт живица

пока жуковскому несладко спится

внутри у птицы:

дрожит подкрылок пятисложный ямб -

чешуйчатая жажда бытия

 

где немота похожа на икоту

и тянется от якова к федоту

ко всякой прямоговорящей твари

с моим лицом

траворастущими словами

 

(из цикла «зверотравы») * * *

 

тело ограничено душой

как же ты до этого дошёл/

шла корнями вверх

ветвями вглубь

эту бездну не перевернуть

 

разве что пройти её до дна

между родин родинка видна

и за тьмой пресветлой разливной

видно то что называлось мной -

 

то есть ничего

 

но виноград

смотрит так что остаётся взгляд

после жатвы в воздухе висеть

светом смерти

отрицая

смерть

Категория: Мои стихи | Добавил: emlira
Просмотров: 53 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск автора

Поэтические сайты

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright Emlira © 2019 Хостинг от uCoz